ППГХО: Путешествие к центру Земли

17 мар в 10:40
«Урановая столица России» — это одно из многих, но, пожалуй, самое известное имя Краснокаменска. Именно здесь уже не одно десятилетие добывается редкий, а оттого и столь ценный уран. Разработку недр ведет Приаргунское производственное горно-химическое объединение имени Е.П. Славского (ПАО «ППГХО», входит в контур управления Уранового холдинга «АРМЗ»/Горнорудный дивизион Госкорпорации «Росатом»). Мы побывали в кабинетах руководителей и на рудниках, чтобы рассказать вам о том, чем живёт объединение сегодня и с какими планами смотрит в будущее.

Евгения Целуйко

Новое дыхание

Свою историю Приаргунское производственное горно-химическое объединение ведет с февраля 1968 года, когда вышло Постановление Совета министров СССР о строительстве предприятия на базе Стрельцовской группы урановых месторождений. Приаргунский горно-химический комбинат включал в себя более 20 подразделений — рудники, гидрометаллургический завод, сернокислотный завод, ТЭЦ, ремонтно-механический завод и др. Кстати, сам Краснокаменск появился на год позже комбината –в 1969 году.Затем долгие годы производственной эволюции, и вот – перед нами одно из самых больших уранодобывающих предприятий мира.

1 августа 2019 года на должность генерального директора ПАО «ППГХО им. Е.П. Славского» избран Иван Александрович Киселев, коренной житель Краснокаменска из шахтерской семьи. Его отец начинал строительство рудников, освоение крупнейшего уранового месторождения, сын по его стопам после окончания вуза пришел в шахтостроительное управление. Прошел все ступени карьерной лестницы горняка — от инженера подземной шахты до генерального директора комбината. Отлично знает все производственные процессы, всех руководителей и работников. Горняки вспоминают, что, «когда Ивана Александровича назначили, ушло напряжение, выдохнули. Работали, конечно, и до этого, но тут всё окончательно встало на круги своя».

Иван Киселев рассказал, что все производственные показатели по добыче руды, выпуску концентрата природного урана, добыче угля выполняются и перевыполняются. В частности, план по добыче руды и по выпуску концентрата природного урана выполняется на 103%. «Предприятие демонстрирует стабильность. Подразделения и специалисты нацелены на выполнение поставленных задач», — подчеркивает он.
По словам генерального директора, «главным для обеспечения стабильной работы ППГХО на несколько десятилетий вперед и нормальной жизни Краснокаменска является строительство рудника № 6. Это не только и не столько моя задача, а главное дело всей команды, всего трудового коллектива».

Евгения Целуйко

Рудник №6 – развязка близка

Строительство рудника №6 началось еще в 80-х годах прошлого века, когда были открыты Аргунское и Жерловое месторождения. Но грянули печально известные 90-е, и шестой рудник остался законсервированным до лучших времён. Время пришло в 2018 году, что символично, в год пятидесятилетия ППГХО.

Реализация инвестиционного проекта была бы невозможной без поддержки Правительства и Законодательного собрания Забайкальского края, Совета Федерации Федерального Собрания России, Министерства Дальнего востока и Арктики и Министерства экономического развития РФ. Строительство инфраструктуры рудника № 6 финансируется из федерального бюджета. Ход работ и освоение бюджетных средств постоянно контролируются соответствующими государственными органами, а также представителями законодательной власти всех уровней.

— На сегодня завершено создание инфраструктуры рудника. Построены очистные сооружения шахтных вод (ОСШВ), подземный резервуар-усреднитель, насосные станции, станция пожаротушения, административно-бытовой блок, другие объекты. Продолжаются комплексные испытания оборудования ОСШВ и строительство поверхностных надшахтных комплексов. Утвержденный график дальнейших работ позволит завершить строительство рудника № 6 в установленные сроки, — отметил Иван Киселев.

Евгения Целуйко

Дело в людях

Когда рудник №6 будет запущен, это даст Краснокаменску более 900 рабочих мест. Но где взять столько готовых к работе специалистов? Этот вопрос решен уже давно. Их переведут со старейшего рудника №1, который после запуска шестого закроют, так как в нем к тому временибудут исчерпаны запасы руды.

Вместе с коллегами работать на новом горном объекте будет и бригада Евгения Шлеймера. Это сейчас он – признанный мастер-передовик с 25-летним стажем за спиной. А когда-то, в лихие 90-е, на рудник пришел молодой, только что отслуживший в армии парень, которому нужно было просто обеспечивать семью в то непростое время.

— Время было тяжелое. Кто застал, тот помнит, что после армии тогда парни шли либо в милицию, либо на ресурсоснабжающие предприятия, либо, как я, в шахту. Я пришел, начал работать, а уже потом понял – моё. Начал учиться, получил профессию горного инженера. Всё это в процессе работы, конечно. Вообще, это всё очень затягивает – выполняешь план, перевыполняешь иногда. Интересно, — рассказывает бригадир.

Возглавил бригаду Евгений Шлеймер общим решением бывшего её руководителя и коллектива. Отшучивается, что выбрали самого ответственного. А вообще, признается он, коллектив подбирал «под себя», ведь под землей плечо товарища может быть гораздо важнее всего остального.

— Слабохарактерным, трусливым людям в шахте не место. Я видел много таких – кто через месяц бежит, а кто и через неделю. Я, когда молодой пришел, тоже боялся. Это естественная реакция – над тобой тонны земли, и если что… Нас в бригаде девять человек, мы как семья. В шахте проводим по 7-8 часов пять дней в неделю. Поэтому люди должны быть надежными, — добавил Евгений Шлеймер.

Романтизировать работу в шахте горняки, кажется, вообще нужным не считают. Признаются, все здесь не из-за героизма или благородства, а, вполне банально, из-за хорошей зарплаты. Кстати, средняя зарплата на ППГХО выше, чем на других предприятиях Забайкалья. Гарантией того, что среднемесячный доход горняков крупнейшего уранодобывающего предприятия России продолжит стабильно расти, является

Коллективный договор ПАО «ППГХО». В соответствии с ним заработная плата на предприятии индексируется каждый год. Следующая индексация запланирована на 1 сентября 2021 г.

Бригадир Шлеймер добавил, что его дочь учится в Иркутске, и, благодаря своей работе, он может вполне спокойно помогать ей. Переход на рудник №6 шахтеров тоже совершенно не смущает. Говорят: «Где скажут рыть, там и будем. Какая разница?».

А разница, оказывается, есть. Заключается она не в территории, на которой необходимо добыть руду, а в подходе к работе. Бригада Евгения – передовики. Они выполняют, а зачастую и перевыполняют план. От бдительного взора руководства этот факт, конечно, не укрылся. В этом году Евгений Шлеймер выдвинут на получение звания «Человек года-2021» в конкурсе, который проводит «Росатом».

Евгения Целуйко

Ближе всех к центру Земли

Если рудник №1 — старейший на ППГХО, то его младший брат, рудник №8, самый молодой. Ощущается это уже на входе – вместо «вертушек» на проходной у первого, здесь тебя встречает система пропуска «Каскад». Сооружение представляет собой несколько коридоров, оснащенных автоматическими дверями, алкотестером и считывателем пропусков. Чтобы попасть на работу, сотруднику необходимо «дунуть в трубочку», приложить именную карточку, и, если аппарат не обнаружит следов алкоголя, двери откроются.

Потом горняков ждет стандартная рутина – выдача наряд-задания, экипировка и сам спуск в шахту. Там, ближе к центру земли, для них ничего удивительного нет. Внизу, где обычному человеку грозит приступ клаустрофобии и панические атаки, шахтеры думают о планах, пройденных метрах, добытых тоннах.

— Так, а чего страшного то? Спустились и работаем. Вы же в офисе сидите – не боитесь, вот и мы не боимся, — смеется бригадир Сергей Чепизубов. – Я, например, уже 21 год по шахтам, и ничего. Бывает всякое, конечно. Не надо забывать, что это гора, а она непредсказуема – за кровлей надо следить и под ноги смотреть. Но ничего, это всё издержки профессии.

Сергей Чепизубов, как и его коллега Евгений Шлеймер, руководит бригадой передовиков производства. Искренне недоумение у него вызывает вопрос о сложности выполнения плана.

— План – это твоя рабочая задача, то, что ты должен выполнить, если ты ответственный сотрудник. Меня отец, который здесь 27 лет проработал, учил так: «План – это закон». А для выполнения плана мы всем обеспечены: инструменты, новое оборудование, запчасти, спецодежда. При выполнении плана – достойная зарплата, — рассуждает бригадир.

Да, и поощрения за такой подход к профессии на ППГХО завидные. Например, Сергей Чепизубов и его бригада уже шесть лет подряд награждаются, как лучшие сотрудники. Причем трофеем становятся не грамоты и пожатия рук, а путевки на курорты – Сочи, Белокуриха на Алтае и другие. Одну получает бригадир, еще две – самые отличившиеся шахтеры из его команды.

Евгения Целуйко

В заключение горняки рассказали нам и еще кое-что, точнее, опровергли слухи, которые в последнее время окружают ППГХО. Предприятие вдруг начали обвинять в некачественном питании, которое предоставляется рабочим, а также в том, что спецодежда шахтеров не соответствует нормативам.

— Это такая ерунда, — говорит один из горняков. – Спецодежда – добротная, хорошая. Может быть, ее не всегда выдают стабильно раз в три месяца, бывают задержки, не всегда на складе есть нужный размер. Но это скорее технический вопрос, он решаемый. По питанию вообще вопросов нет – всегда всё свежее, вкусное, много мяса. Наверное, даже здоровым его можно назвать. Я калории, конечно, не считаю, но мне хватает.

Самое интересное, что ни один из наших собеседников никогда даже не думал поменять сферу деятельности или переехать из Краснокаменска. Перечислили много достоинств, которые свелись к одному – людям нравится жить в маленькой и уютной «урановой столице». Способствовать этому – задача руководства предприятия, с которой, кажется, оно неплохо справляется. Ведь здесь лучше всего понимаешь – большие кабинеты над землей держат на плечах именно те, кто под ней.

Ирина Хохлова.

×